Интернет-газета

подписаться: e-mail / RSS

SalonExpo                                      

ТуризмНовости индустрииParafilo Nastya → ВОСХОЖДЕНИЕ НА МОНБЛАН!

11 Фев Новости индустрии

Уважаемые любители гор!

26 марта 2013 года в Москве / СК КАНТ пройдет четвертая выставка-презентация "Едем в горы летом!" от команды организаторов Лыжного салона и регионов Шамони (Франция) и Вале д’Аоста (Италия). Регистрация ( БЕСПЛАТНОЕ ПОСЕЩЕНИЕ): пройти по ссылке

Уникальное восхождение на Монблан в начале лета 2012 года совершила 70-летняя россиянка Елена Титкова. Основатель и первый руководитель туристского клуба "Вестра" ("Ветер странствий") поделилась с читателями своими впечатлениями. С Еленой мы сможем встретиться  26 марта 2013 г. в рамках выставки-презентации "Едем в горы летом!".

"В августе 2011 года я  стояла у приюта Валло и  смотрела на Монблан, но в силу большого количества причин  мне пришлось повернуть обратно. То, что я не поднялась на вершину, занозой осталось в моём сердце и мешало мне жить. И почти сразу после возвращения в Москву я решила повторить попытку восхождения летом 2012 года.        

                  

Зиму 2012 года я провела активно. Но в марте во время ремонта мне пришлось двигать мебель в своей квартире, и тут вдруг обнаружились большие проблемы с позвоночником. Три недели я ходила, согнувшись с палочкой на всякие процедуры. С трудом и с большими финансовыми потерями я выбралась из этого состояния через полтора месяца.

 

25 апреля я уехала в Приэльбрусье, чтобы выяснить, могу ли я ещё ходить в горы. Оказалось, что могу, но аккуратно. Мне удалось подняться до седловины Эльбруса (примерно 5300 метров), а лекарство Дексаметазон (в ампулах), которое я носила для себя на всякий случай, пригодилось одному молодому туристу, который со своим руководителем переночевал на седловине после спуска с Восточной вершины и был в очень плохом состоянии. Я не переживала, что не поднялась на вершину, так как на Эльбрус я всё же поднималась ранее в другом походе.

 

Ещё зимой  у меня была оформлена виза во Францию, действие которой заканчивалось 25 июня. Это и определило сроки моей поездки в Альпы. Сразу после кросс-похода, который ежегодно проводит клуб Вестра в районе Полушкино, 13 июня в 6.35 утра я вылетела в Женеву. Помимо горного снаряжения я взяла с собой разговорник, словарь и грамматику французского языка. В школе я учила французский язык, но почти всё забыла и всё же мне это пригодилось.  Вечером 13 июня я приехала на автобусе в городок Лез Уш, откуда стартуют на штурм Монблана по классическому маршруту.

Не буду описывать мой подъём до хижины Тет Рус (Н=3167м), хотя и здесь были свои занимательные приключения. На этом участке пути я научилась говорить фразу: «Je suis seul », что означает: «Я здесь одна ». Хочу предупредить тех, кто пойдёт этим путём, что в течение всего сезона 2012 года «Трамвай дю Монблан» до конечной станции Нид Эгле (Н=2372 м) не ходит из-за ремонта последнего участка пути. Поэтому стартовать на Монблан теперь приходится с высоты конечной станции подъёмника Бэлль Вю (Н=1800 м примерно) по тропе в обход скал, которая идёт сначала вниз, потом вверх.

Переночевав в хижине Тет Рус (Н=3167 м), 17 июня в 6.30 в хорошую погоду я вышла наверх. Сначала пологий подъём по леднику, затем траверс камнеопасного кулуара и далее подъём по скалам средней сложности. Путь проходит по длинному скальному гребню, который выводит прямо к хижине Эгюий дю Гутэ (Н=3817 м). Весь указанный путь, в том числе и по скалам, преодолевается в кошках. На скалах очень много снега, это осложняет движение. В прошлом году я проходила этот участок легче, так как в августе снега было мало, а на спуске обратно вообще шла без кошек. Сейчас совсем другое дело. Поднимаюсь медленно и очень аккуратно, уступаю дорогу догнавшим меня альпинистам. Я никуда не спешу, я иду без страховки, мне нельзя ошибаться. 

Всё когда-нибудь кончается и вот я в приюте Эгюий дю Гутэ. Здесь меня не ждали, так как положено резервировать места либо по Интернету, либо по телефону. Я этого не сделала из-за плохого знания языка и ещё я знала, что в июне меньше народа и одно место в приюте всегда найдётся. Но в этом случае место выделяется только в 6 часов вечера и до этого времени приходится сидеть в столовой и ждать.

Пока я поднималась к этому приюту, погода стояла хорошая, но, как это бывает всегда, после этого она портится, что и случилось в ночь на 18 июня. В Альпах очень хорошо работает метеослужба, но даже она не даёт твёрдой гарантии, что Монблан будет доступен. Например, при солнечной погоде наверху в районе Монблана может быть бешеный ветер. Вторая часть восхождения (после приюта Валло) проходит по узким гребням с крутыми склонами. Шквальный ветер в таких местах может сбросить людей вниз по склону. Поэтому, чтобы подняться на вершину, нужно, чтобы повезло с погодой или сидеть в приюте Эгюий дю Гутэ и дожидаться хорошей погоды несколько дней. Жизнь в этом приюте заведена так, что альпинисты, поднявшись сюда, рано ложатся спать, встают ночью (ночной завтрак подают в столовой в 2 часа) и выходят наверх в любую погоду (за исключением уж совсем безнадёжной погоды и прогноза). Если попытка была неудачной, то большинство из них уходит из приюта вниз и редко, кто остаётся ещё на один или два дня.

18 июня никто не поднялся на вершину. Полное отсутствие видимости, очень сильный ветер не только мешал идти, но и быстро заметал тропу, на которой едва заметны только дырочки от зубьев кошек. Передовые отряды альпинистов в ожидании улучшения погоды 2 часа просидели в приюте Валло, после чего спустились вниз. Хижина Валло (Н=4362 м) построена на середине пути к Монблану для аварийных случаев и представляет собой большую металлическую комнату без всякой мебели, но она защищает от ветра. Я тоже дошла до Валло, но, как и все повернула обратно. Когда я спустилась в приют Эгюий дю Гутэ, главный менеджер Тома выделил мне место для ночлега в другой комнате, но опять только в 6 часов вечера. Днём в хижину поднялся пожилой австралиец русского происхождения, наконец-то мне есть с кем поговорить по-русски! Он рассказал, что на скалах, по которым все поднимаются к нашему приюту, кто-то разбился, и он видел, как его тело эвакуировали вертолётом. Кто это был и как это случилось, я не знаю, хотя видела, как это обсуждали на своём языке другие альпинисты.

В ночь на 19 июня, думая о безнадёжной погоде, я сочинила на французском языке такую фразу: «Я приехала во Францию, чтобы подняться на Монблан, погода плохая, поэтому мне нужно место в приюте ещё на 2 ночи». Тома меня понял и сказал: «До вечера». В этот день погода была немного лучше. На рассвете Монблан чуть-чуть приоткрылся, но скоро всё снова закрылось облаком и постоянно продолжал дуть такой же сильный ветер. Большинство альпинистов спустилось вниз, только самые сильные смельчаки попытались пробиться к вершине, но их было немного. В этот день, когда после второй попытки восхождения я спустилась в приют, я заметила, что его  служащие начинают относиться ко мне с симпатией. Тома теперь дал мне место днём (места каждый день менялись) и я, наконец, смогла выспаться! На мучивший меня вопрос, когда будет хорошая погода, он ответил мне: «В августе». Но я продолжала надеяться, я же знала, что «Бог любит троицу» и моя третья попытка должна увенчаться успехом. Только вот, когда она будет?      

20 июня я опять встала ночью, чтобы сделать свою третью попытку, но обнаружила в столовой только 3–х человек. Все спали, а погода была ещё хуже. Служащий приюта Батист подошёл ко мне и изо всех сил знаками и словами стал объяснять мне, что сегодня вообще нельзя выходить из приюта НИ-КУ-ДА! Хорошие люди эти французы, переживают за меня, хотя наверно не до конца понимают, зачем я одна сюда пришла! Я послушно пошла спать. Ко всем прежним неприятностям погоды добавился ещё снегопад. Днём я отсыпаюсь и с помощью разговорника сочиняю всякие фразы для общения. У меня оставалось ещё 2 дня для восхождения, потом надо спускаться, чтобы не опоздать на самолёт.   

21 июня ночью и утром появилось благодатное окно в погоде, ветер стих, на небе звёзды. Я вышла из приюта в 3.15. Снегопад засыпал следы и тем, кто вышел первыми, пришлось тропить их заново. На первой части пути Монблан закрыт склоном. Когда я поднялась на вершину Дом дю Гутэ (Н=4304 м), наступил рассвет и Монблан осветился розовым светом. Я поняла, что сегодня он - мой! Холодно, ветер хоть и потише, но всё же сильный, чуть подмерзают руки и ноги. Полной пуховки у меня нет, на мне тонкая шерстяная водолазка, пуховый жилет-безрукавка и однослойная  куртка от Мармота. Отдыхаю в приюте Валло около часа: перекусываю, мажусь кремом от солнца, пытаюсь утеплиться тонким шерстяным шарфом. Вышла на последний штурм в 7.40. Пропускаю встречные группы, многие меня приветствуют, ободряют, темпераментные итальянцы восклицают: «Вива Россия»! Пройдены жандармы Гранд-Босс, Петит-Босс, отсюда открывается вид на последний участок подъёма. На мгновение сердце ёкнуло, острый гребень Мовэ смотрится отсюда устрашающе. Преодолев себя, иду к нему, главное при ходьбе – не задеть кошкой другую ногу. В пропасти не смотрю! Исключительно деловой настрой дал результаты, гребень Мовэ  вблизи оказался проще, чем издалека. Иногда останавливаюсь, чтобы сфотографировать пейзаж. Батарейки в фотоаппарате замерзают, несу фотоаппарат на груди под тёплой одеждой и всё равно перед съёмкой  приходится на них дышать, чтобы согреть. Плохие батарейки, хоть и Дюрасел. Говорят надо брать специальные батарейки для холода: литиевые. Замучилась я с фотоаппаратом, поэтому на вершине меня удалось сфотографировать только один раз, это сделали англичане, которые подошли чуть позже меня. Не очень хорошо получилось, но хоть так. Фотографирую ответно англичан их фотоаппаратом в разных ракурсах. Они почему-то снимались с бутылкой шампанского, уж не знаю, пили они его или нет, я пошла вниз раньше их. Итак, я поднялась на Монблан 21 июня в 10.45. Большая часть идущих в этот день альпинистов поднялась раньше меня, но те, кто шёл за мной от приюта Валло, меня не обгоняли, хотя это были молодые мужчины. Из этого я сделала вывод, что у меня хорошая акклиматизация. Зато на спуске меня все радостно обогнали со своими длинными ногами, пока я боролась с метровыми ступенями. После приюта Валло облако закрыло вершину. Спускалась я медленно, заболели колени, начался подлип на кошках. Когда я спустилась в приют и сообщила его служащим, что поднялась на Моблан, раздался дружный радостный возглас, не знаю, чего в нём было больше: облегчения или восхищения. Мне предложили сфотографироваться, что мы и сделали. Мой фотоаппарат опять меня подвёл, удалось снять их только один раз, получилось нерезко. Зато меня сфотографировали вместе с ними фотоаппаратом, принадлежавшим Тома, но этого кадра у меня пока нет. К вечеру погода испортилась, опять сильный ветер, Я осталась ночевать ещё на одну пятую ночь.

22 июня утром предстояло спускаться по скалам. Я не спешила с выходом, хотелось, чтобы ветер стал потише. Сверху спустились двое русских из Питера, мужчина сказал, что наверху опять очень сильный ветер, поэтому они не стали подниматься на вершину. У него в жизни уже был случай, когда на седловине Эльбруса ураганный ветер поднял его, и он пролетел по воздуху 30 метров. Но на седловине Эльбруса можно летать, там плоско, а здесь – пропасти. Я тепло попрощалась со служащими приюта. Спасибо Вам: Тома, Батист, Жан Филипп, Кристо, Анжелина, за Вашу помощь, за то, что Вы переживали и радовались за меня.      

Спуск по скалам прошёл легче, чем подъём. Снега на склоне стало меньше, да и сноровка у меня прибавилась. В конце пути после перехода камнеопасного кулуара, я остановилась. Хотелось сфотографировать, как этот кулуар будут пересекать двое альпинистов, которые уже к нему подходили. Но я этого так и не дождалась, потому что как раз в это время по кулуару стали спускаться крупные камни один за другим и эти альпинисты остановились в нерешительности. В этот день установилась хорошая погода, правда только на 2 дня.

На следующий день я приехала в Шамони, сняла в отеле Эгюий  Верт крохотный номер с балкончиком за 40 евро в сутки. Здесь я встретилась с замечательной французской женщиной Аньес Дюкроз, которая училась в Советском Союзе, потом работала у нас, хорошо знает русский язык, теперь живет в Шамони и является менеджером-консультантом по связям с Россией и Украиной. Вечером, сидя на балкончике в своём номере, я любовалась розовым Монбланом, отсюда виден весь мой путь на него. Для себя я назвала его « Гора  счастья», что-то изменилось во мне после этого восхождения… Я вынула эту занозу из моего сердца и теперь счастлива!

В  ЗАКЛЮЧЕНИИ  хочу очень серьёзно предупредить молодые горячие головы. Мне бы очень не хотелось, чтобы кто-нибудь сгоряча, особенно женщины, последовали моему примеру. Всё-таки у меня огромный опыт хождения в горах, у меня давно нет родителей, мой сын давно уже самостоятельный человек. Я свободна и могу себе позволить разумный риск. До достижения моего опыта и степени свободы подобные восхождения нужно ходить по альпинистским правилам: самое маленькое - вдвоём и в связках, и помнить о своих родных, которым вы нужны.

БЛАГОДАРЮ   ВСЕХ,  КТО  МЕНЯ  ПОЗДРАВИЛ!"

фото ЕЛЕНЫ на facebook

Материалы предоставлены Еленой Титковой

                          

                   

347