Интернет-газета

подписаться: e-mail / RSS

SalonExpo                                      

Строительство горнолыжных комплексовНовости индустрииSalonExpo → Олимпийские игры 2014.

18 Сен Новости индустрии

Стройплощадки Сочи: что там происходит сегодня и какими они станут завтра?

Большая часть олимпийских объектов Сочи должна быть сдана в 2011—2012 годах — иначе спортсмены не успеют опробовать их перед зимней Олимпиадой в других состязаниях. Что уже построено, а где еще конь не валялся? В какой стадии строительства сейчас находятся ледовые дворцы, горнолыжные спуски и биатлонный стадион? Как они будут выглядеть к Олимпийским играм? Укладываемся в сроки или не успеваем? Разочарует Россию Сочи или прославит??

До Олимпиады-2014 осталось три с половиной года. Если учесть, что практически все строится с нуля, включая спортивные сооружения, олимпийские деревни, дороги, вокзалы, электрические сети, водоснабжение, газ и канализацию, то времени уже не так много.


Что сделано, а что — даже не начато? Укладываемся ли в сроки? Какие проблемы и как они решаются?


Чтобы прояснить ситуацию, обозреватель “МК” отправилась в Сочи и увидела там победные прорывы, смелые замыслы и узкие места олимпийской стройки.


Как это будет


Многие россияне, бывавшие в Сочи, до сих пор думают, что зимняя Олимпиада пройдет именно там, и недоумевают, не понимая, как в этот неудобный, застроенный город с узкими улицами можно встроить олимпийские объекты.


Чтобы рассеять недоумение, сообщаю: Олимпиада на самом деле будет проходить не во всем Сочи, а только в одном его районе — Адлерском.


“Олимпийские” преимущества Адлера состоят в том, что здесь есть: 1) Красная Поляна с горнолыжными курортами, которые можно довести до олимпийских стандартов; 2) незастроенная Имеретинская низменность, где можно воздвигнуть ледовые дворцы и Олимпийскую деревню и 3) единственный в Сочи аэропорт.


Когда решался вопрос о выборе мест для олимпийских объектов, этот аэропорт был похож на сарай. Но в мае заработал первый терминал нового здания, которое строилось десять лет. Так что приличный аэровокзал в Сочи уже есть. Правда, табло там показывают те рейсы, что давно уже улетели, а объявления по радио невозможно разобрать, даже когда диктор говорит по-русски, но это поправимые мелочи.


Аэропорт стоит на трассе, которая идет в горы вдоль реки Мзымта. Если от аэропорта поехать по этой трассе направо — минут через пятьдесят вы окажетесь в районе села Эстосадок, которое входит в состав поселка Красная Поляна. Здесь будет “горный” кластер олимпийских объектов: горнолыжные спуски, трамплины, лыжные трассы, биатлонный стадион и санно-бобслейная трасса.


Если двинуться от аэропорта в левую сторону — к морю, вы быстро упретесь в главную трассу Сочи. Поедете по ней вправо вдоль берега — через полчаса доберетесь до центра города (если, конечно, не будет пробок). Поедете влево — минут через десять окажетесь в “прибрежном” кластере Олимпиады — Имеретинской низменности.


Здесь пройдут соревнования в закрытых помещениях — по хоккею, фигурному катанию, керлингу. Здесь же разместится Олимпийская деревня на 3 тыс. мест, будет гореть олимпийский огонь, и открытие-закрытие игр тоже пройдет здесь.


Спланировано все очень удобно. Основная часть Сочи — хаотическая, эклектичная, с подванивающими речушками и мертвыми пробками — остается в стороне от спортивных объектов и олимпийских деревень. А между ними самими расстояния сравнительно небольшие. Так что гостям и участникам Игр добраться до нужного места будет несложно.


От вокзала и аэропорта в Имеретинку и Эстосадок будут ходить электрички — РЖД закупает их у компании Siemens. К олимпийским объектам также можно будет доехать на автобусах и автомобилях.


Приезжаешь на автовокзальную площадь и через турникеты спускаешься в Олимпийский парк. Там красота — розы, пальмы, аттракционы, выставки. Проходишь через парк и оказываешься на центральной площади. Здесь крутится колесо обозрения, на высоких мачтах реют флаги стран-участников и горит олимпийский огонь.


По периметру центральной площади выстроятся шесть павильонов — Большая ледовая арена, Малая ледовая арена, Центральный стадион, Ледовый дворец спорта, Крытый конькобежный центр и Ледовая арена для керлинга. Все рядом — можно пешком ходить с одних соревнований на другие.


Кроме того, в Имеретинке расположится медиацентр, Олимпийская деревня, морской порт для яхт, прогулочная зона, паркинг, множество кафе, ресторанов и прочих приятных и нужных мест.


Одно нужное место в “прибрежном” кластере, кстати, уже есть. Это кладбище. Там сто лет хоронят жителей Имеретинки. Несмотря на то что оно находится на территории, отведенной под Олимпийский парк, его не будут сносить, но на время Игр замаскируют красивыми панелями, чтоб не отвлекало от праздника.


Как это сейчас


Сейчас олимпийская стройплощадка в Имеретинке обнесена железным забором и закрыта для посторонних. Журналист может туда попасть, но только если заранее подаст заявление в пресс-службу ГК “Олимпстрой” и укажет паспортные данные.


Служба безопасности по этим паспортным данным как-то проверяет журналиста и дает разрешение на вход. Не в одиночку, конечно, а в сопровождении сотрудника пресс-службы “Олимпстроя” или Оргкомитета “Сочи-2014”.


На всех объектах, куда водят гостей — журналистов, чиновников, иностранцев, — есть специальные “спикеры”. Это хорошие люди, преданные своему делу, которые могут ответить на вопросы и показать на схеме или макете, что и как здесь потом будет.


Красочные схемы и художественные изображения будущих объектов обязательно висят на каждой площадке. Гости принимаются их рассматривать и отвлекаются от реальности, которая пока еще далека от фантазий художников.


В Имеретинке разница между картинкой и жизнью заметна особенно хорошо. Пока здесь нет ни одного из шести вышеназванных спортивных павильонов. До третьего этажа возведены лишь бетонные стены Большой ледовой арены, которая издалека сейчас напоминает останки римского Колизея, и частично смонтирован металлический каркас Ледового дворца. Остальные объекты, как объяснил спикер-прораб Мурад Ахмадиев, находятся на стадиях “рытья котлована” и “подготовки бетонных работ для закладки фундамента”. То есть невооруженным глазом их пока не видно.


Невооруженным глазом видно только пыльное поле, по которому ездят подъемные краны, грузовики и бетономешалки, внушительный КПП со шлагбаумами, горы щебенки, арматуры и сборные вагончики административных офисов и общежитий, где живут рабочие.


Большую ледовую арену строит омское объединение “Мостовик”. Москвичи знакомы с его работой: “Мостовик” строил мост на Новорижском шоссе, увенчанный красным гиперболоидом.


На Большой ледовой арене сейчас работают 668 строителей. Круглосуточно, в три смены. “Отставаний нет, идем точно по графику”, — доложил Ахмадиев.


На других объектах спешки не наблюдается, но там тоже все идет по графику — начало строительства в 2010-м, завершение — в 2012-м. До 2013-го будет строиться только Центральный стадион, где пройдут церемонии открытия и закрытия Игр.


Центральный стадион, Большая ледовая арена и Крытый конькобежный центр останутся в Имеретинской низменности после Олимпиады. Они возводятся как монолитные бетонные конструкции, которые отсюда уже не уберешь.


Три других павильона будут разобраны и вывезены, поэтому их строят по “каркасной” технологии. Из металлоконструкций устанавливается каркас здания, который потом обшивается теплоизоляционными материалами. Такой павильон можно разобрать, перевезти в другое место и снова собрать.


Зыбкое дно


По официальной версии, олимпийские стадионы будут переноситься в другие города, потому что в Сочи они не нужны в таком количестве.


Их число действительно явно избыточно. Однако местные специалисты называют еще один фактор, повлиявший на решение о переносе спортивных сооружений, — их ненадежность, обусловленную геологическим строением Имеретинки.


Имеретинская низменность — это бывшее дно моря, занесенное илом, щебнем, песком. Еще недавно здесь было болото. При советской власти появились колхозы, началось осушение.


Земля в Имеретинке прекрасная, жители в июне собирают третий урожай моркови. Но вода стоит очень высоко — всего на 1—1,5 м ниже уровня моря, поэтому устроить там толковый погреб или подземный гараж крайне сложно.


По данным экологов, в Имеретинской низменности есть места глубиной 100—120 м, где нет твердой породы. Проекты некоторых олимпийских сооружений пришлось, судя по всему, корректировать именно из-за этого. Большую ледовую арену, например, “Мостовик” поначалу планировал строить на свайном фундаменте. Такая технология состоит в том, что сваи забивают в землю до тех пор, пока они не упрутся в твердую породу и не перестанут заглубляться. Тогда их сверху обрезают и заливают фундамент — обычно ленточный.


Но в Имеретинке сваи в дно не упираются, сколько ни бей. Поэтому для Большой ледовой арены вместо свайного фундамента пришлось заливать монолитный — “наиболее оптимальный в сейсмических условиях Имеретинской низменности”, как сказано на сайте “Мостовика”, который заслужил хорошую репутацию на предыдущих объектах и делает все возможное, чтоб не потерять ее в Сочи.


Зыбкость имеретинской земли — проблема, с которой вынуждены считаться и строители, и устроители Олимпийских игр. Глава экологического совета при сочинской администрации Владимир Остапук еще год назад предупреждал, что, если случится землетрясение в 4—5 баллов, “тяжелые” олимпийские объекты в Имеретинке уйдут под землю. Если же обойдется без землетрясений — они просто будут проседать на 3—4 см в год.


При таком раскладе каркасные конструкции являются предпочтительными, поскольку они легче монолитных. И, разумеется, нет смысла оставлять их в Сочи после Олимпиады. Лучше поскорее эвакуировать, пока не просели.


Официальные лица, однако, не подтверждают предположения экологов. По словам руководителя пресс-службы “Олимпстроя” Александры Костериной, все необходимые экспертизы и расчеты проведены, а строительство ведется с учетом всех возможных угроз сейсмического, геологического, экологического характера.


Почему недовольны переселенцы


Олимпийский парк возводится в основном на незастроенной территории, но небольшая его часть занята частным сектором, который нужно переселять. Таких семей — порядка двух сотен.


Вопрос о переселении встал два года назад. Переселенцам было обещано, что здесь же, в Имеретинке, для них построят коттеджи со всеми удобствами — и переселенцы их купят на деньги, которые им заплатят за их старые дома и землю.


Землю им пообещали выкупать по 2,5 миллиона рублей за сотку. В Сочи, взбудораженном олимпийскими ожиданиями, земля тогда так и стоила (сейчас, говорят, еще дороже). На такие компенсации переселенцы могли купить новые дома — и у них еще оставались приличные суммы. Получалось, Олимпиада существенно улучшала им жизнь.


Однако через полгода цифра 2,5 млн. за сотку была признана городскими властями нереальной. Ее стали снижать. За два года снижали четыре раза. Сейчас переселенцам дают за сотку 1 млн. 430 тыс., но этих денег им уже не хватает на покупку коттеджей — они должны брать кредиты.


Олимпиада теперь не повышает их благосостояние, а ухудшает. Многим это кажется возмутительным. К тому же и коттеджи оказались не такими прекрасными.


С виду они чудо как хороши. Монолитные, с красивой отделкой. Строила их компания “Ингеоком”, нанимавшая субподрядчиков. Если бы рабочие жили в закрытом лагере (на некоторых объектах они так и живут), качество коттеджей не вызывало бы подозрений. Но рабочие жили тут же, в Имеретинке, и выдавали местным жителям все “секреты”. Рассказывали, например, что из-за спешки заливали бетон прямо из миксера, не трамбуя, поэтому в стенах наверняка есть пустоты. Кроме того, был какой-то просчет с гидроизоляцией — в коттеджах кое-где уже завелся грибок.


Но главное все-таки не грибок, а несправедливая оценка собственности. Старые дома переселенцев утопают в зелени, а коттеджи стоят на голой земле, причем так близко друг к другу, что прежних огородов там уже не получится. А ведь имеретинцы фактически живут тем, что выращивают. Огромные эвкалипты, персики, фейхоа, черешни, яблони и прочие полезные деревья, растущие сейчас у них во дворах, однако, никак не оцениваются. За баньки и летние кухни, которые сдаются отдыхающим, они тоже ничего не получат. У многих часть земли в собственности, а часть — в аренде. Так та, что в аренде, не выкупается. Они просто ее теряют.


Из-за Олимпиады им приходится менять не только дома, но и образ жизни. Многие не готовы к этому. Они голодают, протестуют, к ним приезжают иностранные журналисты, раздуваются скандалы.
Власти города должны найти компромисс и прекратить эту позорящую всех возню. Но пока их усилия направлены только на то, чтоб выставить переселенцев капризными негодяями, которые хотят урвать кусок побольше, дискредитируют Олимпиаду и не любят Родину.


Совмещенная дорога


Прибрежный и горный кластеры связывает автомобильная дорога. Ее недавно обновляли, она в хорошем состоянии, но той нагрузки, что свалится во время Олимпийских игр, не выдержит. Слишком узка.
Чтоб ее разгрузить, строится совмещенная (автомобильная и железная) дорога Адлер — горноклиматический курорт “Альпика-Сервис”. Генеральный подрядчик — РАО “РЖД”. Строительство обойдется примерно в 270 млрд. руб. государственных средств. Это самый дорогой олимпийский объект.


Длина дороги 48 км. Добраться по ней из “прибрежного” кластера в “горный” можно будет за 25 минут.


Строительство идет всего год, но сделано так много, что местные жители не скрывают изумления.


Новая дорога строится на левом берегу Мзымты. Старая идет по правому берегу, и все, кто там ездит, постоянно отмечают появление новых свай, мостов через реку, бетонированных спусков, эстакад, опор для линий электропередачи. Работа кипит день и ночь, горят огни, тяжелые грузовики с песком, гравием, цементом идут один за другим, и наблюдателю с правого берега хорошо виден колоссальный труд строителей.


Надо отметить, что ни песка, ни гравия, ни цемента — то есть самых необходимых стройматериалов — в Сочи нет. Все привозится. Многое — по морю. Чтоб принимать грузы, в Имеретинке сооружен грузовой порт (к Олимпиаде его планируют переделать под яхтинг). Именно он пострадал зимой, во время шторма. Как объяснил спикер Ахмадиев, напора воды не выдержал десяток свай. Но сейчас все восстановлено, порт функционирует.


У людей, представляющих “лицо” олимпийской стройки, о просчетах говорить не принято. От неприятных вопросов они отмахиваются как от комара: “Строительство ведется точно по технологиям с учетом всего, чего нужно”. Просчеты, однако, бывают всегда — тем более на таких сложных и масштабных объектах, как совмещенная дорога.


Долина Мзымты узка и извилиста. Сваи, на которые ляжет дорожное полотно, забиваются очень близко к воде — а местами и прямо в русло. Журналист из Ванкувера Джефф Ли, который приехал в Сочи за информацией об олимпийской стройке, сказал мне, что в Канаде никогда не позволили бы стройке так близко подойти к реке.


Огромные претензии к совмещенной дороге у экологов. Дмитрий Капцов, активист “Экологической вахты по Северному Кавказу”, считает, что совмещенная дорога ставит Сочинский национальный парк на грань экологической катастрофы. “Несмотря на наши требования, строительство продолжает вестись с немыслимыми ущербами для ключевой реки города Мзымты и сочинского нацпарка — без законченного проекта, без строительной экспертизы, без качественно проведенных изысканий и с фиктивной государственной экологической экспертизой”.


Пресс-служба ГК “Олимпстрой”, напротив, уверяет, что международные “зеленые” стандарты соблюдаются неукоснительно. Вместо вырубленных деревьев высаживаются новые, предусмотрен ряд других компенсационных мероприятий. В национальный парк, например, уже завезли из Туркмении двух переднеазиатских леопардов, а для строителей издали “Памятку по краснокнижным растениям”, чтоб они их не мяли.


Фонд охраны дикой природы (WWF) тем не менее недавно прекратил отношения с “Олимпстроем” и приостановил сотрудничество с Оргкомитетом “Сочи-2014”. По мнению экологов, ими делается недостаточно, а совмещенную дорогу на Красную Поляну лучше всего было бы вообще не прокладывать.


Все олимпийское строительство, однако, с самого начала было привязано именно к Красной Поляне. Так что других вариантов для дороги не было и нет. Она может быть проложена только вдоль Мзымты, и больше никак.


Чтобы спрямить путь, на маршруте запроектированы четыре тоннеля. Самый длинный — четыре с лишним километра. Каждый из тоннелей пробивается одновременно в трех вариантах. Узкий — технический, для прокладки кабелей. Широкий — для автомобильного транспорта на две полосы. И поуже — диаметром 10 метров — для одной колеи железной дороги. Вообще железная дорога будет двухколейная, но в тоннели поездам придется заезжать по очереди.


Благодаря пресс-службе Оргкомитета “Сочи-2014” мне удалось побывать на 5-м тоннельном комплексе, где начиналась прокладка четырехкилометрового тоннеля. Работают там сибиряки. Пробивает тоннель и тут же обкладывает его тюбингами — четвертями бетонных колец — огромная машина немецкого производства, взятая в лизинг.


Начальник смены Алексей объяснил, что эта машина (тоннелепроходческий щит) — невероятное чудо техники. Доставляли ее сюда по частям, а потом полгода собирали под руководством немецких специалистов. Немцы и сейчас работают на объекте, следят, чтоб все делалось точно по технологии.


Тюбинги для ж/д тоннеля возят из Веселого — там для этого специально построили производство. Тюбинги для технической штольни доставляют из Красноярска.


Сложность в том, что четвертый тоннель идет через тектонический разлом. Когда проходчики к нему приблизятся, в тоннель хлынет вода — и справиться с ней будет непросто.


Разлом все равно будет пройден, современные технологии это позволяют. Но через какое-то время вода начнет размывать наружную часть тюбингов. “Чтобы этого не случилось, в пространство между тюбингом и твердой породой под определенным давлением закачивается цемент, — объяснил Алексей. — Это гарантия безопасности от подземных вод”.


Что получит Сочи


В правительственную программу “олимпийского” строительства включены десятки объектов, предназначенных для развития городской инфраструктуры Сочи. Новые автомобильные развязки и дороги, морской вокзал, газопровод, электростанция с линиями электропередачи.


По словам министра транспорта Игоря Левитина, в этом году бюджет одних только транспортников на строительство по “олимпийской” программе составит 100 млрд. руб.: 60 млрд. пойдет на совмещенную дорогу и 40 — на инфраструктуру в самом городе.


Эффективность этих трат, однако, вызывает сомнение. Алексей Кобец, занимавший в доолимпийские времена должность главного инженера Дирекции по строительству и реконструкции автодорог Черноморского побережья, отмечает безумную организационную неразбериху, в которой ведется строительство.


“В Сочи сейчас действует Минрегионразвития, Олимпстрой, Олимпийская транспортная дирекция, ДКРС “РАО РЖД”, Департамент по олимпийским стройкам Краснодарского края, ФГУ ДСД “Черноморье”, КраснодарАвтоДор, УпрДорКубань, Управление транспортной администрации Сочи. Везде уйма чиновников с огромными зарплатами. При этом дороги и объекты по Сочи строятся при полном отсутствии генплана и транспортной схемы города. Ничего нет, только эскизы, поэтому планы постоянно меняются — то будем это строить, то не будем”.


Откаты за “выигранные” в Сочи тендеры превышают, по мнению Кобеца, 50 процентов от сумм выигранных контрактов. Подрядчикам в результате приходится мухлевать со стройматериалами и недоплачивать рабочим — это одно больное место транспортных проектов. Второе — то, что далеко не все они отвечают реальным потребностям города.


“В Сочи очень трудно добраться автомобильным транспортом. Шестиполосная трасса “Дон” доходит до Краснодара. Дальше все плетутся по двум полосам, а на подходе к городу и вовсе стоят — на 120 км там уходит полдня, а то и больше. Чтоб решить эту проблему, планировалось вынести существующую трассу с побережья и построить новую многополосную трассу Джубга—Туапсе—Сочи, а параллельно ей проложить железнодорожные пути и убрать поезда с сочинских пляжей”.


На дорогу Джубга—Сочи требовалось 320 млрд. руб., и ей бы пользовались 20 млн. человек в год. Она не строится. Зато строится Совмещенная дорога на Красную Поляну. Она дешевле всего на 50 млрд., а ездить после Олимпиады там будут от силы 1 млн. человек в год — главным образом туристы.


Горный кластер


На Красной Поляне четыре частных горнолыжных курорта. Курортом “Роза-хутор” владеет компания Владимира Потанина “Интеррос”. Акционеры “Горной карусели” — Сбербанк, администрация Сочи и некая компания из Абу-Даби. Горнотуристический центр ОАО “Газпром” (местные жители иногда называют его “Лаурой” по имени речки) — собственность “Газпрома”.


Четвертый курорт — “Альпика-сервис” — самый старый на Красной Поляне. Создавал его местный предприниматель Петр Федин, не связанный с монстрами отечественного бизнеса. Поначалу он тоже пытался инвестировать в Олимпиаду, но в 2007-м, после ряда скандалов, ему пришлось продать курорт. Ранее в прессе сообщалось, что главным инвестором в данной покупке стал “Газпром”, однако сейчас точных сведений о составе собственников в открытых источниках не опубликовано.


Ответственность за олимпийские объекты “горного” кластера распределена между владельцами трех курортов — “Горная карусель”, “Роза-хутор” и ГТЦ ОАО “Газпром”. Они берут кредиты в крупных банках с государственным участием (к примеру, Внешэкономбанк — основной кредитор “Интерроса”), инвестируют в строительство, и после Олимпиады объекты остаются у них в собственности.
Ожидается, что затраты окупятся прибылью, которую будут потом приносить курорты. Вернее, все надеются, что они будут приносить прибыль. А как выйдет на самом деле — неясно. Скептики считают, что у россиян Красная Поляна вряд ли будет пользоваться сумасшедшей популярностью, а европейцы сюда не потянутся, поскольку Альпы все же покруче.


Но как будет — так будет. Понятно, что у владельцев курортов не было выбора — вкладываться в их развитие ради Олимпиады или не вкладываться. К тому же один бонус они получат в любом случае — великолепную дорогу до Адлера, которую они вряд ли стали бы строить своими силами.


ООО “Фирма “Альпика-сервис” стоит здесь особняком. По программе строительства олимпийских объектов она развивает свой курорт — канатные дороги, спуски, инфраструктуру, но сама не возводит никаких спортивных объектов. Правда, на ее территории будет построена санно-бобслейная трасса (ее строит тот же “Мостовик”). Но ответственным исполнителем в программе указана ГК “Олимпстрой” — это значит, что средства на строительство санно-бобслейной трассы выделяет государство.


Лыжи и биатлон


“Газпром” строит на хребте Псехако Совмещенный комплекс для соревнований по лыжным гонкам и биатлону на 16 тыс. зрителей, горную олимпийскую деревню на 1100 мест, где будут жить биатлонисты и лыжники, и подъездную автомобильную дорогу. Есть у “Газпрома” и другие важные олимпийские объекты, но Совмещенный комплекс — главный, поскольку здесь будут проходить соревнования и разыгрываться медали.


Площадка, где строится комплекс, находится на высоте 1500 метров. В канадском Уистлере соревнования проходили гораздо ниже — на 675 метрах, но по правилам верхняя точка лыжной трассы не должна находиться выше 1800 м над уровнем моря, так что трассы сочинской Олимпиады хоть и высоковаты, но в нормы укладываются.


Здание биатлонного стадиона будет шестиэтажным. Сейчас закончена заливка фундамента, возводится цокольный этаж. К осени 2011 года стадион и трибуны будут готовы к работе. Биатлонный стадион останется и после окончания Игр, а вот лыжный разберут.


Комплекс строится в нескольких сотнях метров от верхней станции ГТЦ. Подняться туда можно будет по канатной дороге. Приезжаешь из Адлера на “Альпику-сервис” и здесь же пересаживаешься на канатку. Другой вариант: проехать на машине дальше, к нижней станции ГТЦ. Отсюда наверх протянутся еще две канатные дороги — одна уже работает, для второй проложена трасса.


По требованиям безопасности МОК, к Совмещенному комплексу помимо канатных подъемников должен быть организован альтернативный путь. Им станет подъездная автомобильная дорога, которая пройдет по хребту Псехако. Строители признают, что это сложный объект. Денег и времени на него уйдет много, а использоваться он потом будет крайне редко. Но требования безопасности должны быть соблюдены, это непременное условие.


Лыжные и биатлонные трассы будут сданы в 2011 году. Позже нельзя, поскольку они должны быть гомологированы (сертифицированы) не менее чем за два года до Игр — то есть в начале зимы 2012 года. По проекту система трасс будет состоять из 4-километровой трассы для биатлона с переходами на более короткие дистанции 3,3 км, 3 км, 2,5 км, 2 км и трасс для лыжных гонок общей протяженностью 10 км (2 трассы по 5 км) с переходами на более короткие дистанции 3,75 км, 3,3 км, 3 км, 2,5 км, 1,2 км, 1,5 км.


Трассы проектировали российские и зарубежные специалисты, в том числе норвежец Hermod Bjorkestol, инспектор по гомологации лыжных трасс Международной федерации лыжного спорта.
Весной на стройку приезжал биатлонист Антон Шипулин. Ему показывали, как все будет устроено, а он говорил, что надеется в 2014-м выиграть здесь “золото” для России.


Олимпийская деревня для спортсменов действительно будет похожа на деревню. Деревянные коттеджи в альпийском стиле выстроятся вокруг искусственного озера, которого пока нет, но делать его нужно обязательно. Вода необходима для снежных пушек. Трассы должны “оснежаться” искусственным снегом, это требование МОК.


После Олимпиады снежные пушки тоже пригодятся. После 2014 года лыжно-биатлонный комплекс “Газпрома” войдет в горнотуристический центр компании и будет использоваться для тренировок лыжников и биатлонистов.


Комплекс трамплинов


На “Горной карусели” разместится комплекс трамплинов и две олимпийские деревни для прессы. Одна на высоте 540 м, недалеко от ж/д станции Красная Поляна. Другая — на высоте 960 м — ближе к трамплинам и спускам.


Мастер-план застройки всего курорта разрабатывал французский архитектор Пьер Динер (он проектировал Куршевель). Комплекс трамплинов (К-125 и К-95) проектировали немцы. Медиадеревни разрабатывали питерские архитекторы.


В реальности пока ничего нет. Строительство должно начаться этим летом, поэтому сейчас представить “Горную карусель” можно только по картинкам в рекламной брошюре.


Комплекс трамплинов, разработанный немцами, там выглядит прекрасно. Трамплины вписаны между гостиничными номерами с огромными окнами, расположенными на разных уровнях и являющимися как бы частью горы. По их крышам можно гулять, а из окон — наблюдать за соревнованиями. В проекте нет никакой помпезности — он очень современный и функциональный.


У питерцев разработки, наоборот, чрезвычайно пафосные. Их медиадеревни похожи то ли на Венецию, то ли на Дворцовую набережную. Железнодорожная станция с полуразрушенной крышей украшена статуей голой Венеры. Речка Мзымта — быстрая, мутная, каменистая — огибает величественный греческий амфитеатр, связывающий, по замыслу архитекторов, всю эту нездешнюю роскошь с олимпийским движением.


“Мы думали, у нас будет что-то вроде тирольской деревни, — рассказали мне сотрудники строительной администрации, — и ахнули, когда увидели этот проект. Герман Оскарович (Греф, глава Сбербанка, основного акционера “Горной карусели”) — большой знаток искусства, человек с тонким вкусом. Мы надеялись, он откажется от такого помпезного стиля. Но нет, все было утверждено”.


Отели и рестораны “Горной карусели” будут переданы в управление лучшим международным сетевым брендам — с ними уже ведутся переговоры. Медиадеревни украсят спа-центр, шикарные бутики, эксклюзивные рестораны и бары. Апартаменты и виллы будут выставлены на продажу: “Здесь можно будет
приобрести и небольшую студию менее 50 кв. м для молодого любителя спорта, и роскошную резиденцию для большой семьи”.


Несмотря на очевидную дороговизну местных удобств, менеджмент “Горной карусели” считает, что после Олимпиады к ним ринется молодежь, любители экстремального спорта.


Козырь Красной Поляны в том, что здесь — в отличие от европейских курортов — не запрещен фри-райд. То есть можно кататься с гор не в установленных и подготовленных местах, а где попало. Ожидается, что желающие свернуть себе таким путем шею в будущем составят костяк клиентской базы “Горной карусели”.


Горнолыжные спуски, сноуборд-парк и фристайл-центр


ОАО “Роза-хутор” — передовик горного кластера. Впрочем, не только горного.
Команда Потанина первой сдает в эксплуатацию законченный олимпийский объект — горнолыжные трассы. Они уже готовы, в сентябре пройдет сертификация, а в феврале первое испытание — этап Кубка Европы.


Трассы проектировал Бернард Русси, олимпийский чемпион, председатель исполкома FIS по горнолыжному спорту. Особенность горнолыжного комплекса, на которую обращают внимание специалисты: здесь у всех трасс единая финишная зона.


Я попыталась разглядеть эту особенность на здоровенном макете, выставленном в краснополянском офисе “Роза-хутора”, и даже принялась срисовывать схему трасс в блокнот. Но тут пришел местный “спикер” — исполнительный директор Александр Белокобыльский — и сказал, чтоб я не парилась. Это старый макет, здесь все неправильно.


“Вы вообще в курсе, что будет?” — осторожно поинтересовался он прежде, чем начать объяснять, как будет правильно. “В Сочи будет Олимпиада”, — ответила я шепотом, чтоб не слышали посторонние. Оценив мою осведомленность, он перешел к делу и пересказал рекламную брошюру “Роза-хутора”: вся стройка обойдется холдингу “Интеррос” в 1 млрд 375 млн. руб. Помимо горнолыжных трасс будут построены сноуборд-парк и фристайл-центр. Первоначально предназначавшийся для фристайл-центра склон оказался неподходящим, место переносилось, поэтому эти объекты планируется сдать только к концу 2011 года.


Помимо спортивных сооружений “Роза-хутор” строит горную олимпийскую деревню на 2600 мест. Ее проектировали австрийцы — значит, есть надежда, что она будет не такой оригинальной, как в “Горной карусели”.


Вообще практически все объекты “Роза-хутора” проектировали иностранцы. Строят тоже они. Генподрядчик — компания Southbrook (Великобритания). Рабочие возле общежития говорят по-сербски, объявления на стене написаны на турецком языке.


Государство обеспечит сооружения “Роза-хутора” водоводом, канализацией, электричеством. Кроме того, федералы построят подъездные дороги к финишным зонам.


…А когда горнолыжный комплекс сооружался, никаких дорог еще не было. Мало того что песок, гравий, цемент возят в Красную Поляну бог знает откуда, так здесь все это еще надо было как-то поднимать наверх — на 2300 м. “Канатную дорогу строили при помощи вертолета — нанимали “Ми-26”, — сказал спикер Белокобыльский. Мне показалось, ему и самому это до сих пор удивительно.


Почему все-таки Сочи?


Отсутствие стройматериалов и необходимой инфраструктуры. Болота и тектонические разломы. Экологи, готовые костьми лечь за самшит колхидский и лапину крылоплодную. Переселенцы, не желающие расставаться со своими эвкалиптами.


Все они — вместе и по раздельности — превращают олимпийскую стройку в адски сложное мероприятие.


Неправильно было бы сказать, что там просто “идет строительство” потому, что на самом деле оно не просто идет. Строителям постоянно приходится прыгать выше головы и решать задачи, которые в других условиях не возникали бы.


Отрадно видеть, что они, так или иначе, решаются. Энтузиазм, профессионализм, интеллект делают то, что невозможно сделать одними деньгами.


Стройки такого масштаба у нас закончились с советскими временами. Впервые при рыночной экономике нечто подобное осуществляется в Сочи — и пока без особых провалов. Один этот факт уже внушает оптимизм.


Но вопрос “почему именно Сочи?” все равно приходит в голову. Все-таки удивительно, что во всей нашей огромной стране не нашлось более подходящего для зимней Олимпиады места.


Олимпийская стройка производит двоякое впечатление. Она восхищает дерзостью замысла, его необычайной сложностью и решительностью, с которой он воплощается в жизнь. И одновременно вызывает сомнения в целесообразности. Тем более что затраты на строительство растут быстрее, чем строятся сами спортивные объекты.


В бюджет правительственной программы строительства олимпийских объектов и развития горно-климатического курорта Сочи в 2008 году было заложено 314 млрд. руб. Месяц назад Минрегионразвития назвал другую цифру — 940 млрд. рублей, или, грубо говоря, 30 млрд. долларов.


Олимпиада в Ванкувере, по самым скептическим подсчетам, стоила 6 млрд. долларов. Сочи — уже в 5 раз дороже. И это не предел. До Олимпиады три с половиной года, так что затраты могут еще вырасти.


Непредвиденные (или все-таки предвиденные?) трудности сочинской стройки постоянно требуют новых вливаний, и с этим ничего нельзя поделать. Они объективно существуют, эти трудности. Их надо преодолевать.


Остается надеяться, что безумные деньги, предназначенные на преодоление, не превратятся в звездную пыль, а действительно обеспечат наилучшие условия для Олимпийских игр в Сочи.
Дай бог, чтоб все там построилось и ничего не рухнуло, попросту говоря.

материал: Юлия Калинина
по материалам mk.ru

Редакция “МК” благодарит за иллюстративный материал и помощь в подготовке статьи пресс-службы ООО “Газпром социнвест”, “ОК Сочи-2014” и ГК “Олимпстрой”.

--------------------

Олимпиаду в Сочи надо спасать

Олимпиаду в Сочи надо спасать, считает генеральный директор ООО «Балчуг» Александр Бобылев. На заседании Комиссии РСПП по туризму и индустрии гостеприимства он высказал мнение, что сегодняшние темпы возведения гостиниц в олимпийской столице указывают на то, что построить весь необходимый номерной фонд к 2014 году строители не успеют.

Кроме того, возникает вопрос: кто будет работать в этих отелях? Ведь пока ситуация на гостиничном рынке России такова, что квалифицированных кадров не хватает повсеместно, причем как руководящего звена, так и рядового обслуживающего персонала. Участники заседания единодушно согласились с тем, что в стране не налажена система образования и подготовки кадров для гостиничной индустрии, а молодых специалистов, которые устраиваются на работу после окончания учебного заведения по специальности «Туризм и гостиничный бизнес», приходится всему учить заново.

Продолжение http://ratanews.ru/news/news_1072010_5.stm



В Сочи создадут бюро по размещению зрителей Олимпиады

Минспорттуризма совместно с администрацией Сочи и Департаментом комплексного развития курортов и туризма Краснодарского края провели совещание по вопросу создания туристско-информационнх центров, бюро по размещению зрителей в период проведения Олимпийских игр 2014 года.

В мероприятии принял участие вице-президент Российского союза туриндустрии, председатель Комитета ТПП РФ по предпринимательству в сфере туристской, курортно-рекреационной и гостиничной деятельности Юрий Барзыкин. В своем выступлении он сказал, что «необходимо развивать туристскую инфраструктуру синхронно и даже с опережающими темпами по отношению к инженерной, транспортной и другой, куда сегодня государство вкладывает миллиарды. Но это не самоцель, а средство для превращения Сочи в международный туристский центр».

Продолжение http://ratanews.ru/news/news_1072010_6.stm

RATA-news

---------------

Олимпийские игры: За всю историю игр организаторы не тратили на зимнюю Олимпиаду столько денег, сколько планирует выделить Россия.

По различным данным, на Олимпиаду-2014 в Сочи собираются потратить от 330 млрд. до 1 трлн. рублей. Сумма астрономическая. Никогда за всю историю игр организаторы не тратили столько денег на зимнюю Олимпиаду.

В наступившем тысячелетии уже два города приняли «белую» Олимпиаду: Солт-Лейк-Сити и Турин, готовится к приему канадский Ванкувер. Затраты на организацию Олимпийских игр в этих городах в среднем в 3-4 раза ниже, чем в Сочи. Вот какие данные приводит Национальный институт содействия устойчивому развитию и повышению качества жизни (НИУР):



Почему же затраты, планируемые в Сочи, так велики? Во-первых, нельзя не принять во внимание, что строительство в городе началось практически с нуля. Во-вторых, надо построить не только спортивнее объекты, отели, олимпийскую деревню, но и дороги (сейчас в Сочи всего одна дорога, соединяющая его с Адлером), в том числе и железные. Также необходимо возвести инфраструктуру, позволяющую обеспечить энергетическими ресурсами выросший город.

Всего в Сочи планируется возвести 12 спортивных объектов, строительство 6 уже началось. Полным ходом идет строительство дополнительной полосы в аэропорту, дорог и железнодорожных путей. Кроме того в Сочи и Красной Поляне появится около 50 крупных отелей, общая вместимость которых должна составлять примерно 21 тыс. номеров различного класса.

И все же премьер-министр Владимир Путин утверждает, что олимпийский бюджет завышен. С этим трудно не согласиться. Особенно если учесть, что, например, в Турине к Олимпиаде с нуля было построено метро, однако суммарные затраты получились в три раза меньше предполагаемых сочинских. Экономисты объясняют «российский феномен» тремя причинами: коррупция, отсутствие конкуренции, отсутствие современных технологий.

Не будем забывать, что Сочи готовят не только к Олимпиаде, но и к званию международного курорта, как летнего, так и зимнего. После 2014 года инфраструктура города позволит принимать у себя огромное количество туристов. В международном аэропорту построят дополнительную взлетно-посадочную полосу, на побережье появятся новые морские порты. Безусловно, нужны дороги, будут востребованы отели и горнолыжные курорты. А что делать после Олимпиады со спортивными объектами?

По данным НИУР, правительство предполагает такие варианты. Олимпийский стадион использовать в качестве футбольной арены, привлекая матчи чемпионатов не только России, но и Мира и Европы. Большую и Малую ледовые арены использовать как многофункциональный спортивный и концертный зал, развлекательный центр. Конькобежный центр превратить в выставочный комплекс. Ледовый дворец - в деловой и выставочный центр. Арену для керлинга переделать в тренировочную базу Олимпийского и Параолимпийского комитетов России. Санно-бобслейная трасса будет служить для международных соревнований и в качестве национальной тренировочной базы. Комплекс «Хребет Псехако» также может использоваться как национальная тренировочная база. Горнолыжные комплексы «Роза Хутор» и «Альпика Сервис» позиционировать как центр международных соревнований, национальную тренировочную базу и в качестве туристических комплексов. Горнолыжный центр подойдет для международных соревнований, а также в качестве национальной тренировочной базы.

Многие считают эти планы утопией. Время покажет.

по материалам RATA-News

                          

                   

347